Присоединиться

У Вас нет прав для создания постов в данной группе. Убедитесь, что вы вошли в аккаунт, подписаны на группу и администратор разрешил создавать в ней посты.

Эпоха рассрочки. Почему россияне стали чаще брать кредиты в торговых сетях
==============================================================
За прошлый год рынок POS-кредитования вырос на 20%, а объем выданных кредитов превысил докризисный уровень
Спрос россиян на товары и услуги медленно, но верно восстанавливается. Одним из драйверов этого роста в 2017-2018 годах, безусловно, являются потребительские кредиты. Это можно проследить, в частности, по динамике одного из самых быстрорастущих сегментов кредитования — потребительских целевых кредитов на покупку товаров и услуг в торговых сетях и магазинах (POS-кредитование).

За прошлый год рынок POS-кредитования вырос на 20%, а объем выданных кредитов, по данным компании Frank RG, составил 366 млрд рублей. Таким образом, по объему эта отрасль превзошла докризисный 2014 год. За этими результатами стоят как рыночные факторы, так и развитие технологий оформления кредитов и улучшение потребительских настроений.

Первый фактор роста спроса на кредиты заключает в том, что брать их становится выгоднее. В последний год произошло значительное удешевление кредитов, причем по многим POS-кредитам ставки снижались гораздо быстрее, чем ключевая ставка ЦБ.

Торговые сети активно используют этот факт для увеличения доли продаж товаров в кредит, особенно это касается реализации в рассрочку, по которой магазин дает скидку клиенту в размере переплаты по кредиту (чем меньше ставка по кредиту, тем ниже издержки магазина на обеспечение скидки).

Если в прошлом доля рассрочек в выдаче кредитов составляла в среднем 30-50%, то в 2017-2018 годах крупные сети смогли увеличить этот показатель до 80-100% практически на весь ассортимент товаров. Поскольку рассрочки POS, в отличие от обычных потребительских кредитов, не предполагают переплаты, они пользуются популярностью среди клиентов, и торговые сети с помощью этого инструмента наращивают продажи товаров.

Второй фактор роста — увеличение конкуренции. Именно высокая конкуренция привела к активному снижению ставок по кредитам POS в 2017 году. Сейчас за клиента в каждом магазине борются 4-13 банков. Активизировались даже те банки, которые свернули POS-кредитование в 2014 году. Заемщикам есть из чего выбирать, а банки вынуждены конкурировать за каждого клиента, что приводит к росту качества сервиса и снижению стоимости кредитов.

Третий фактор роста — это «уберизация» POS и развитие технологий, упрощающих оформление кредитов. В 2017-2018 годах многие крупные торговые сети перешли на брокерский формат работы с банками.

Теперь, чтобы получить предложения всех банков, клиенту не нужно обращаться отдельно к представителю каждой кредитной организации, заполнять отдельный пакет документов и ждать решения по кредиту.

С помощью брокерской программы-агрегатора клиент заполняет одну заявку и через несколько секунд получает кредитные предложения и решения по кредитам сразу от всех банков, подключенных к программе.

Помимо того, что у клиента стало больше шансов получить кредит, он теперь сам выбирает наиболее выгодное предложение. В результате продаж товаров в кредит становится больше, а сами кредиты — доступнее.

Конечно, все вышеперечисленное побуждает клиентов оформлять больше кредитов. Если регулятор не «охладит» рынок, то в 2018 году эти факторы продолжат стимулировать спрос на заемные средства.

При этом не стоит забывать, что потребительское поведение клиентов зачастую основано на эмоциях. С одной стороны, в 2017 году реальные располагаемые доходы населения продолжали снижаться, росла закредитованность, с другой — мы видим улучшение потребительских настроений (по данным Минэкономразвития) и активный рост кредитования.

Видимо, люди устали от кризисных явлений и надеются на скорое улучшение экономической ситуации, рассчитывая, что они смогут погасить новые кредиты.
7cf54f16ecf6650a9af823206118bda9_hV3wgv4avT8.jpg
Елена Чекунова: Ответ на этот вопрос достаточно прост, а потому что это намного проще и в банк идти не надо. Как мне кажется такие люди которые берут кредиты в торговых сетях совершают ошибку, нужно жить по средствам, а если что то очень сильно захотелось накопи и купи, вот все.
Евгений Строхин: хм, а по-моему требования к заемщику наоборот выросли, пытался взять кредит на телевизор, при зарплате в 50 тысяч и нормальной кредитной истории получил отказ, пришлось покупать за наличку.
Щедрая реструктуризация Украины: как заработать на непостоянстве экономического роста страны
==============================================================
ВВП Украины во втором квартале неожиданно вырос на 4,6%, а это значит, что инвесторы, получившие опционы на рост украинской экономики в обмен на списание долга в 2015 году, наконец-то смогут заработать. И заработать очень неплохо.
ВВП Украины во втором квартале неожиданно вырос выше прогнозов — на 4,6%. Как результат, по итогам 2019 года украинские ВВП-варранты, скорее всего, сделают свой первый платеж. Это непростые инструменты, но при определенных условиях могут оказаться весьма выгодными для инвесторов.

Что это такое
Идея выпуска облигаций, привязанных к росту ВВП, состоит в том, чтобы создать инструмент, который платит больше в периоды высокого экономического роста, когда правительству проще платить по долгам, и не платит ничего, когда экономика падает или растет слишком медленно.

Первые бумаги такого типа выпускали страны — экспортеры природных ресурсов, привязывая выплаты к ценам на экспортные товары. В 90-е Болгария, Босния и Коста-Рика в рамках реструктуризации долга выпустили варранты, привязанные к росту ВВП. Похожие бумаги в начале нулевых выпустил и Сингапур для помощи своим малообеспеченным гражданам.

Варранты сыграли существенную роль в недавних крупных реструктуризациях долгов Аргентины и Греции. В целом опыт с точки зрения инвесторов был неоднозначным — греческие бумаги и ex ante, и ex post не представляли особой ценности, а аргентинские хоть и сделали несколько приличных по размеру платежей, были сложно структурированы и содержали неоднозначные условия выплат.

Украинский вариант
Условия реструктуризации долга Украины, прошедшей в 2015 году, приятно удивили своей щедростью. Правительство списало всего 20% долга, а в обмен на это инвесторы получили опцион на восстановление экономики страны — ВВП-варранты (VRI = Value Recovery Instruments), представляющие собой опционы на рост украинского ВВП. Их условия оказались значительно лучше, чем у выпускавшихся другими странами аналогов.

Номинал выпущенных Украиной варрантов — $3,6 млрд. Тело долга не погашается никогда, но инвесторы каждый год — с 2021 по 2040-й — получают выплату, которая зависит от того, насколько выросла украинская экономика два года назад. То есть размер выплаты в 2021 году будет определен темпом роста ВВП в 2019 году.

Выплаты напрямую привязаны к росту ВВП Украины в процентах. Если экономика вырастет не более чем на 3%, инвесторы не получат ничего. Если экономика вырастет на 3-4%, инвесторы получат 15% от роста, то есть около 0,15% ВВП Украины. При нынешнем ВВП примерно в $150 млрд это $225 млн, что соответствует доходности к номиналу в 6,3% годовых.

При темпах роста в 4% и выше инвесторы получат дополнительно 40% от превышения роста над 4%. Например, при росте в 6% платеж составит 0,15%*ВВП + 40%*(6-4%)*ВВП = 0,95% ВВП Украины: при ВВП, равном $150 млрд, это примерно $1,425 млрд. Или уже около 40% годовых.

В 2021-2025 годах инвесторы не смогут получить больше 1% ВВП в год, на сколько бы ни выросла экономика Украины. При нынешнем уровне ВВП это примерно $1,5 млрд, или около 42% номинала варрантов.

Выплаты по этим бумагам происходят, только если номинальный ВВП превышает $125,4 млрд. При сохранении текущего курса гривны номинальный ВВП, скорее всего, превысит $150 млрд по итогам 2019 года, то есть будет существенно выше порогового значения.

Волатильность важнее тренда
Основное отличие украинских варрантов от предшественников — низкий уровень триггера по номинальному ВВП ($125,4 млрд), не увеличивающийся со временем, и отсутствие ограничения сверху на совокупные или разовые выплаты (кроме первых пяти лет).

Аргентинские и греческие варранты включали ограничения обоих типов (так, по инструментам Аргентины совокупный максимальный объем выплат ограничен 48% номинала, а референсный уровень номинального ВВП, определяющий, состоятся выплаты или нет, растет примерно на 3% каждый год).

Такая структура украинских VRI имеет следующее неочевидное свойство: их ценность зависит куда больше от волатильности роста ВВП, чем от среднего тренда, — то есть страна может в среднем расти медленно, но все равно делать крупные платежи по варрантам.

Рассмотрим следующий пример — в одном случае страна растет на 3% в течение трех лет. Выплат по варрантам не происходит, финальный ВВП равен 109,3% от начального. Во втором случае экономика сначала падает, а затем резко восстанавливается: рост ВВП в те же три года составляет -6%, -1% и +8%. Во втором случае рост ВВП за 3 года почти нулевой (+0,5%), но при этом страна должна выплатить 1,75% ВВП (более $2,6 млрд при нынешнем уровне ВВП) по VRI.

Тем, кому второй пример кажется искусственным, стоит посмотреть на статистику украинского роста за постсоветский период: средний рост был крайне медленным (как результат, по ВВП на душу населения Украина — одна из беднейших стран Европы), но за этот период было три года с ростом выше 9% (один — даже выше 12%), еще два выше 7% и еще четыре выше 5%. То есть в каком-то смысле проблемой Украины был как раз повторяющийся цикл бумов и спадов. И именно в этом сценарии совокупные выплаты по варрантам будут значительными — в совокупности, скорее всего, в разы больше номинала.

1,75% ВВП — весьма солидная сумма для бюджета и огромная по отношению к номиналу VRI: даже при нынешнем уровне ВВП лишь один такой платеж даст более 70% номинала инструмента. Кроме того, учитывая крайне низкий стартовый уровень номинального ВВП (в долларах), он вполне может прилично вырасти за 20 лет даже в сценарии медленного роста: из-за реального укрепления гривны и долларовой инфляции. Это увеличит выплаты еще сильнее.

В структурировании варрантов повышение порога на основе номинального ВВП как раз и предохраняет от больших выплат в ситуации, когда высокий рост в один год просто компенсирует спад в предыдущие. Но для варрантов Украины этот механизм введен не был.

Сложности оценки
Текущая стоимость VRI составляет 87 центов на доллар, при этом разброс теоретических модельных оценок «справедливой цены» крайне широк даже при вполне умеренных изменениях входных параметров. Бумаги торговались по 40-50% сразу после реструктуризации, затем упали до 30% в 2016 году и снова пошли в рост в 2017-м.

Помимо непонятности «честной цены», инвесторы опасаются того, что Украина откажется от выплат (хоть это и непросто — условия инструментов содержат кросс-дефолт к еврооблигациям), и манипуляций со статистикой. Впрочем, для уменьшения выплат по варрантам необходимо занижать показатели роста — от политиков и чиновников трудно ожидать столь ответственного поведения.

Прецедентов занижения показателей ради снижения выплат не было, а вот обратное случалось. Такой казус произошел в Аргентине: завышение показателей роста ВВП и занижение официального уровня инфляции привели к тому, что в 2008-м была осуществлена выплата по варрантам, хотя требуемый по условиям документации порог реального роста достигнут не был.
7cf54f16ecf6650a9af823206118bda9_Bpr9I7HnZKg.jpg