Присоединиться

ИГРОМАНИЯ или почему неожиданные награды нас радуют больше, чем предсказуемые

Почему избыток дофамина в нескольких нейронах делает азартные игры такими привлекательными? Ответ на этот вопрос показывает серьезный дефект нашего мозга, который умело эксплуатируется владельцами казино. Игровые автоматы запрограммированы таким образом, чтобы на длительных промежутках времени возвращать лишь около 90% поставленных денег.

Теперь подумаем об игровом автомате с позиции наших дофаминовых нейронов. Задача этих клеток — предсказывать события в будущем. Они всегда хотят знать, что именно предшествуют выигрышу. Когда мы играем на автомате, наши нейроны пытаются расшифровать заложенные в него шаблоны. Они хотят понять игру, раскодировать логику удачи, найти обстоятельства, предсказывающие большой выигрыш.

Но в том-то и загвоздка: дофаминовые нейроны радуются предсказанным наградам, но еще больше они радуются наградам неожиданным. Радость от этих незапланированных призов обычно в три-четыре раза сильнее, чем от наград, появление которых можно спрогнозировать. Цель всплеска дофамина — заставить мозг обратить внимание на новые и, возможно, важные стимулы.

В большинстве случаев мозг в конце концов начинает понимать, какие именно события предсказали награду, и дофаминовые нейроны перестают высвобождать такое количество нейротрансмиттера. Однако опасность игровых автоматов состоит в том, что они непредсказуемы. Так как они используют генераторы случайных чисел, в них нельзя обнаружить ни шаблонов, ни алгоритмов. Поэтому дофаминовые нейроны продолжают удивляться наградам. В результате мы приклеены к игровому автомату, скованы непостоянством его системы выигрышей.

Джона Лерер, из книги «Как мы принимаем решения»

fdf6ad39c3fb1642e5a4cdef9f574537_l1HpsYnj9o0.jpg